Журнал «На боевом посту» № 4, 2014 г.

Журнал «На боевом посту» № 4, 2014 г.

 

Культура – вдохновляющий фактор

 

– Товарищ генерал-­лейтенант, вопросы культуры мы с вами обсуждаем постоянно, что называется, в разных форматах и аспектах. Это и понятно: в сфере ваших служебных обязанностей и жизненных пристрастий культура во всех её многогранных проявлениях – в искусстве, науке, литературе, воспитательном процессе и образовании – ключевое понятие. К тому же есть хороший информационный повод для нашего нынешнего разговора – 2014 год в России объявлен Годом культуры.

Ваши интервью, статьи в средствах массовой информации всегда вызывают интерес разных категорий военнослужащих – и командиров самого высокого ранга, и офицеров-воспитателей, и рядовых читателей. Чего стоит, например, статья "Войска и культура", опубликованная в нашем журнале. Раньше страна жила пятилетками – составлялись вдохновляющие планы, шла героическая борьба за их выполнение и перевыполнение. Если говорить о минувших годах в контексте "войска и культура", что вы можете выделить особо?

– Специфика наших войск такова, что мы всегда находимся в гуще событий, оставаясь на первый взгляд их незаметными, негромкими участниками.

За несколько последних лет внутренним войскам выпало непосредственное участие в событиях не только войскового, но и российского и мирового значения. Главные из них – 200-летие со дня образования войск, обеспечение общественной безопасности и правопорядка универсиады в Казани, зимней Олимпиады и Паралимпиады в Сочи, различных представительных политических, экономических и культурных мероприятий.

Согласитесь, что, обеспечивая порядок на спортивном мероприятии, каждый солдат внутренне собирается и где­то, пусть в тайне, восхищаясь чемпионами, мечтает подтянуться в физподготовке. Авиасалон "МАКС" в подмосковном Жуковском вызывает законную гордость успехами России в авиационно-космической отрасли, помогает воспитанию в воинах патриотизма. А музыкальный фестиваль или концерт бодрит душу и создаёт настроение для службы…

– Если я правильно понял, военнослужащим внутренних войск при выполнении служебно-боевых задач предназначено всегда находиться в "культурном слое". И, стало быть, соответствовать своему высокому предназначению…

– Конечно. Мы же прекрасно помним очень полезное и широкое движение "За высокую культуру воинской жизни", которое в 70–80-е годы прошлого века пропагандировалось и развивалось во внутренних войсках. Благое было дело. В советские годы расхожими были утверждения, что год от года "растёт благосостояние советского народа", "растёт культурный уровень наших граждан".

Потом случился распад страны, начались кровопролитные вооружённые конфликты, в которых внутренние войска принимали не последнее участие, противодействуя всякого рода террористам и национал-сепапаратистам всех мастей. Несли потери…

А что с культурным уровнем бывшего советского народа?

Слава богу, он не упал до критической черты – историческая память, видимо, не позволила.

Вы же прекрасно сами видели – все эти годы мы ни на день не забывали о воспитательной, о культурно­досуговой работе в войсках. На Северный Кавказ постоянно выезжали ансамбли, концертные бригады, известные и любимые в войсках авторы-исполнители, профессиональные артисты. Газеты и журналы регулярно доставлялись не только в пункты временной дислокации, но и прямо на передовую – на опорные пункты, в окопы. Активно работали наши офицеры­воспитатели, военные психологи. Всё это входило в многогранную работу по морально-психологическому обеспечению служебно-боевых задач.

– Товарищ генерал-­лейтенант, управление по работе с личным составом ежегодно подводит итоги культурно­досуговой работы в войсках, издаёт её обзоры, другие документы. Проходят разного формата сборы, семинары, конференции. Давайте сейчас не будем увлекаться отчётными цифрами, как и директивными указаниями – они в войска поступают регулярно. Хотелось бы порассуждать о роли и месте культуры в становлении военнослужащих, в сплочении воинских коллективов. Тем более что у вас к такому разговору есть и основательные научно-теоретические выкладки, и богатый практический опыт работы в войсках.

– Хочется надеяться, что наша беседа сподвигнет кого-то из читателей к повышению своей и подчинённых "культурности как степени общественного и умственного развития".

Что касается моего опыта, по жизни так складывалось, что я ещё с суворовских лет не просто жил искусством, культурой, но и стал заниматься собственно культурологией, старался глубже изучить историю формирования духовной культуры русской армии. Тему своей диссертации я так и назвал: "История формирования духовной культуры армии императорской России".

Я не перестаю говорить на всех уровнях – в курсантских аудиториях и на сборах с руководящим составом, что военное теоретическое наследие русской армии – бесценный, неисчерпаемый и, что важно, не теряющий актуальности кладезь мудрости.

Особенность военно-теоретических трудов в том, что их авторы – полководцы, преподаватели – не растекаются мыслью по древу. Их высказывания, выводы, рекомендации по-суворовски чётки, лаконичны, доходчивы. Как строки боевого приказа. Вот ставим мы задачи офицерам-воспитателям по морально-психологическому обеспечению служебно-боевых задач и, чего греха таить, нередко впадаем в многословие.

А, к примеру, военный министр Российской империи генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов свою задачу после поражения в русско-японской войне понимал так: "Я должен был восстановить бодрый дух русской армии… и разбудить её для новой жизни". Как выразительно и ярко – словно сигнал военной трубы: "бодрый дух… к новой жизни"!

– И звук трубы, и яркое слово должны быть призывными, согласен. К чему мы должны сегодня призывать наше культурное офицерство, да и всё воинство кроме, естественно, качественного выполнения служебно-боевых задач, – к походу в театр или музей, в картинную галерею или библиотеку?

Чтение, давно известно, – лучшее учение. Боюсь прослыть ретроградом, но никакой так называемый ридер с кнопочками мне не заменит книгу, которая, если полезная и интересная, может обрасти закладочками, из которой выписки ложатся в заветный блокнот. В наших библиотеках поубавилось читателей – большинство предпочитают Интернет…

– Одно другому не мешает. Помните, в популярном фильме "Москва слезам не верит" один из героев, оператор телестудии, уверял, что скоро не будет ни театра, ни кино – одно сплошное телевидение. Но и театр, и кино благополучно живут, и телевидение, и Интернет…

Что касается работы библиотек, то в пример могу поставить Саратовский военный институт внутренних войск. Здесь шагают в ногу со временем: в библиотеке установлены справочно­поисковые системы, электронно­библиотечная система, содержащая более 8 тысяч книг. Электронный каталог, электронная картотека – разве это плохо? При этом необходимо пополнять и традиционные "бумажные" книжные фонды.

Полезные для войскового читателя книги выходят постоянно: редакция нашего журнала и Центр оперативно-тактических исследований, взяв хороший издательский ритм в канун 200-летия войск, продолжают эту работу. В Военном университете Минобороны более двадцати лет выходит "Российский военный сборник" – чтение исключительно полезное для каждого офицера. Книгу никто не отменит, книгу ничто не заменит.

– Валерий Юрьевич, понятие "культурно-­досуговая работа", на ваш взгляд, вполне объемлет наши задачи, сферу применения "культурных сил"?

– Дело не в терминах, а в содержании. Несколько лет назад я вплотную взялся за изучение этой темы, одной из главных для меня на протяжении всей службы. Мои архивные, музейные, библиотечные поиски, анализ интереснейших фактов легли в основу монографии "Культурно-просветительная работа во внутренних войсках (1917 – 1991 гг.)".

Так вот, во введении к этой работе я поясняю, что устоявшегося термина касательно наполнения войскового досуга не было. В разное время эта сфера деятельности наших коллег, офицеров-воспитателей, именовалась "культурно-­просветительной", "политико-просветительной", "агитационно-­массовой", "культурно-­массовой". На мой взгляд, наиболее полно содержание проводимой деятельности по организации досуга и общеобразовательного обучения личного состава отражает термин "культурно­-просветительная работа". Но, повторяю, им я пользовался, когда речь шла о советском периоде развития внутренних войск.

Досуг подразумевает свободное от службы и учёбы время. Но, согласитесь, культурное проникновение, культурное наполнение воинской жизни надо обеспечивать всегда – и на службе, и в учёбе, и во время отдыха – в подразделении или семье, вне гарнизона...

– Иными словами, надо создавать всюду культурную среду?

– Мы с вами, вижу, отметили для себя основные положения, высказанные недавно Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в его кратком, но очень ёмком выступлении при вручении в Кремле президентской премии деятелям культуры.

Вот эти слова, которые я настоятельно рекомендую взять за руководство к действию и нашим офицерам-воспитателям:

"В российском обществе необходимо формировать такую культурную среду, такие ценности, которые бы опирались на нашу историю, традиции, объединяли бы время и поколения, способствовали консолидации нации и, конечно же, открывали возможности для создания нового, современного пространства культуры, в котором живёт и развивается человек, реализует свой потенциал.

И, безусловно, мы были, есть и останемся частью мировой культуры. Именно человек, гражданин страны, обладающий созидательным потенциалом, способный мыслить творчески, является главной целью культурной политики государства. Всё это задачи не одного года…"

Для решения этих задач, по словам президента, вскоре появится важный документ – "Основы государственной культурной политики". Естественно, и для нас это будет основополагающим руководством к действию. Этим, я полагаю, и ознаменуется весь нынешний год, объявленный в России Годом культуры.

– Валерий Юрьевич, а в войсках достаточно сил и средств для активизации и совершенствования культурно­досуговой работы или есть ещё здесь незадействованные резервы?

– С тем, что принято именовать материально­технической базой, у нас всё в порядке. В войсках работают 3 гарнизонных Дома офицеров, 13 гарнизонных клубов, 177 клубов воинских частей, 190 библиотек, Академический ансамбль песни и пляски внутренних войск, 7 ансамблей в региональных командованиях и два – в соединениях (в ОДОНе и 46-й ОБрОН). Сюда же следует приплюсовать Центральный музей внутренних войск МВД России и его филиалы в региональных командованиях. Есть автоклубные машины с функциями подвижного центра психологической помощи, походные автоклубы с раздвижным каркасным кинотеатром.

Всем эти надо только умело пользоваться.

Вот с подготовкой кадров культурологов или, как сегодня модно говорить – культуртрегеров, есть проблемы. Прежде офицеры, предназначенные для культпросветработы в войсках, готовились в знаменитом Львовском высшем военно-политическом училище, в Военно­политической академии имени В.И. Ленина (позже – в Военном университете Минобороны). Сегодня набор на эти специальности в Военном университете прекращен, и в ближайшей перспективе – не  планируется.

Офицеров по специальности "психология служебно-боевой деятельности" готовит Санкт-Петербургский военный институт внутренних войск. Мы ставим задачу подбирать из них в ходе обучения людей, склонных именно к культурно­досуговой работе. Но вы ведь понимаете, что одно дело – желание человека посвятить себя этой сфере деятельности и другое – талант, способности. В идеале начальником клуба должен быть офицер, умеющий придумать сценарий концерта или иного театрализованного действа, организовать для этого самодеятельных артистов и привлечь профессионалов. Личный пример офицера и здесь должен работать, а многие ли из них могут спеть со сцены, танцевать, читать стихи, играть на фортепьяно или баяне?

– Но ведь как бы ни развивали мы художественную самодеятельность в наших гарнизонах, она не заменит знакомства военного зрителя с работами мастеров искусств – спектаклями драматических и музыкальных театров, музейными экспозициями и выставками профессиональных художников…

– Естественно, мы настоятельно рекомендуем, даже требуем от организаторов культурно­досуговой работы в частях, чтобы контакты с признанными мастерами культуры развивались. Жизнь показала, что деятели культуры самого высокого ранга охотно идут на контакты с военными – и в части приезжают, и к себе приглашают.

Как говорят в народе: новое – это хорошо забытое старое. Так вот, я не забыл годы своей курсантской и офицерской молодости, когда у нас в стране работала Центральная комиссия по культурному шефству над Вооружёнными силами СССР, которую возглавляла народная артистка СССР Елена Гоголева, а её заместителем была народная артистка СССР Людмила Чурсина. Как-то, еще курсантом, мне довелось выступать с докладом "О совершенствовании форм культурного шефства над Вооруженными силами СССР" на выездном заседании этой комиссии в Минске.

И сегодня нас радуют, вдохновляют, интеллектуально обогащают встречи с выдающимися мастерами культуры. Вот, к примеру, мы проводим очередной фестиваль­конкурс наших ансамблей, приглашаем в жюри Елену Васильевну Образцову. И ведь она приезжает! Великая певица, Герой Социалистического Труда, народная артистка СССР, лауреат Ленинской премии, человек, у которого каждый день расписан поминутно на месяцы вперёд, соглашается пообщаться с нашими артистами всерьёз, с детальным "разбором полётов" оценить их творчество. Такому человеку остаётся только низко поклониться.

В числе деятелей культуры, которые сердечно расположены к нашим войскам, можно назвать президента Российского фонда культуры знаменитого кинорежиссёра Никиту Сергеевича Михалкова, художественного руководителя Малого театра великолепного русского актёра Юрия Мефодьевича Соломина с артистами его блестящей труппы, ведущего телепрограммы "Служим Отчизне", заслуженного артиста России Бориса Сергеевича Галкина, генерального директора Государственного Кремлевского дворца, народного артиста Российской Федерации Петра Михайловича Шаболтая, директора Государственного центрального концертного зала "Россия", заслуженного работника культуры Российской Федерации Александра Григорьевича Беленького и многих других.

– Ну, Москва есть Москва, тут возможностей не счесть – десятки театров, музеев…

– Замечу, что в регионах культурная жизнь не в загоне, даже в так называемых "закрытых городах". Скажем, в том же Северске многие военнослужащие стали завзятыми театралами. А в любом областном, краевом или республиканском центре теперь работают по нескольку театров, есть свои филармонии, краеведческие и художественные музеи. С ними надо дружить. Вот, к примеру, в Челябинске для офицеров, прапорщиков и членов их семей организованы регулярные, причём бесплатные (прежде они назывались шефскими) посещения спектаклей Театра драмы, Театра юного зрителя, Государственного театра оперы и балета им.Н.Орлова. А в Уфе, кроме того, спектакли местного театра ставят и на сцене солдатского клуба.

Кстати сказать, я тут недавно задумался о таком вот знаковом совпадении: 27 марта – День внутренних войск МВД России – совпадает с Международным днём театра. Хорошо бы такой знак судьбы обратить к взаимной пользе. Пусть наши военнослужащие лишний раз поздравят артистов, а те придут к ним в гости. Как говорится, надо дружить домами…

Формы такого общения могут быть самыми разными: творческий вечер артиста, представление сцен из спектаклей, совместное участие в праздновании Дней воинской славы, Дня города, организация тематических вечеров и дней отдыха для военнослужащих и членов их семей. Причём вовсе не обязательно гнаться за пресловутой массовостью. Душевно, доходчиво, духоподъёмно может пройти встреча с артистом, музыкантом, писателем, художником в ротной комнате информирования и досуга.

Уверяю вас: для большинства "негромких" деятелей культуры собирать огромные залы и стадионы – вовсе не самоцель…

– В связи с этой вашей мыслью можно опять-таки процитировать нашего президента. 25 марта, в День работника культуры, в Кремле, обращаясь к деятелям культуры, он откровенно признался, что ему по роду многогранной деятельности приходится встречаться со многими людьми: "Прежде всего это, конечно, чиновники, военные, дипломаты, депутаты – они очень интересные и хорошо подготовленные люди… Но вот даже такое короткое общение, как сегодня, для меня самого чрезвычайно важно: как будто я на какую-то лекцию сходил или хорошую книжку прочитал… Поэтому я вам уже за это благодарен…"

– Очень правильные рассуждения, к которым всем нам неплохо бы прислушаться. Надо искать контакты с людьми культуры, людьми просвещёнными, которые много полезного способны дать для воспитания нашего воинства. И не только в объявленный властями Год культуры, но и на длительную перспективу.

Недавняя статья Василия Микрюкова "Армия сильна не только своей численностью, но и высоким боевым духом" в "Независимом военном обозрении" показывает нам те ориентиры, которых стоит придерживаться в нашей работе по воспитанию военнослужащих.

– Вы, Валерий Юрьевич, как­то признались, что при работе над своей докторской диссертацией насчитали несколько десятков толкований этого слова…

– Понятие "культура" действительно весьма многозначно. Но сегодня не будем говорить о штабной культуре, физкультуре, культуре поведения в обществе, культуре питания, культуре технической... Напомним лишь, что культура – это то, чего нельзя увидеть глазами, нельзя ни потрогать, ни взять в долг, ни заложить, ни осязать, а тем более купить, но единственно можно передать. "Традиция" в переводе означает "передача" – слово русское, честное и точное.

Согласитесь, что мы часто внушаем личному составу: "надо свято сохранять и приумножать славные боевые традиции подразделения, части, внутренних войск".

Хорошо бы солдатам пояснить, что традиция – это память, а память – воздух культуры и душа нации, а вместе с тем и школы, и армии, и семьи. Если на свете нет большей любви, чем отдать "жизнь за други своя", стало быть, нет на земле выше проявления культуры, то наше воинство ни разу в жизни не отступило от этого жертвенного пути.

Культура есть здравый смысл, ибо она – психическое здоровье. Культура есть достоинство и совесть, ибо она – нравственное здоровье.

А ещё культура, по утверждению военного публициста Кавада Раша, – это верность отцу и матери, верность роду и Отечеству, это правдивость и нежность, доброта и бесстрашие, которые всегда вместе, ибо сострадание есть отвага души. Значит, культура – это преданность всем своим истокам, словом, она есть любовь, она здоровье, она верность. Все эти слова глубоко взаимосвязаны, близки по смыслу.

– Товарищ генерал-­лейтенант, трудно не согласиться с утверждением, что высокая духовная культура общества – один из важнейших залогов здоровья нации. Если вы не возражаете, мы ещё вернёмся к разговору, когда Президент Российской Федерации утвердит "Основы государственной культурной политики".

– Безусловно, решения в области развития культуры, принятые на государственном уровне, станут для нас и конкретным целеуказателем, и вдохновляющим фактором.

 

Беседовал Борис КАРПОВ,

обозреватель журнала

"На боевом посту",

заслуженный работник культуры Российской Федерации