"На боевом посту", апрель 2008 г.

Журнал «На боевом посту» апрель 2008

Рубрика «ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА»

проблемы и решения

 

визитная карточка

 

   Валерий Юрьевич Новожилов родился 8 декабря 1963 года в пос. Селиваново Волховского района Ленинградской области. В 1981 году окончил Ленинградское суворовское военное училище, в 1985 году - Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище, в 2007 году - Российскую Академию государственной службы при Президенте РФ. С 1985 года проходил службу на различных должностях в частях Министерства обороны в Туркестанском военном округе.

   С декабря 1994 года в Главном командовании внутренних войск служил в управлении по работе с личным составом, помощником главнокомандующего. С ноября 2006 года заместитель командующего войсками Сибирского округа внутренних войск МВД России по работе с личным составом. В настоящее время заместитель начальника управления по работе с личным составом ГКВВ МВД России. Награждён орденом "За военные заслуги", медалями. Доктор исторических наук. Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

 

   Заместитель начальника управления ли работе с личным составом Главного командования внутренних войск МВД России генерал-майор Валерий НОВОЖИЛОВ:

 

   УМЕТЬ ОТВЕЧАТЬ НА ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ СТАВИТ ЖИЗНЬ

 

   Нынешний год объявлен во внутренних войсках годом совершенствования морально-психологического обес­печения. МПО можно образно назвать тем многогран­ным магическим кристаллом, с помощью которого во многом обеспечивается успех выполнения всех служебно-боевых задач, поставленных перед нашими войсками Президентом Российской Федерации, министром внут­ренних дел, главнокомандующим.

   Необходимость повышения боеготовности войск, их профессиональной выучки, укрепления дисциплины, ре­шения вопросов социальной защищённости военнослу­жащих, сохранения их жизни и здоровья предполагает осознание всем офицерским корпусом своей ответ­ственности, требует полной и каждодневной самоотдачи в деле, на которое призваны, - Родину защищать.

   В начале прошлого века известный танковый теоретик английский генерал Дж. Фаулер утверждал, изменив анг­лийскому здравому смыслу: "...Оружие составляет 99 про­центов всей совокупности условий, необходимых для по­беды". Такую же роль отводил итальянский генерал Джулио Дуэ авиации. Эти два военных технократа вскоре наш­ли в нацистской Германии самых верных последователей.

   Знаем, никто из наших отечественных военных теоретиков и полководцев «с времен очаковских» до взятия Берлина не умалял значения вооружения, моторизации, тылового обеспечения всех видов и родов войск. Но при этом и Петр Великий, и генералиссимус Александр Суво­ров, и маршал Победы Георгий Жуков первостепенное место среди факторов воинского успеха отдавали высо­кому боевому духу русского солдата, организованности войска и его дисциплинированности.

   И сегодня, в век высокоточного оружия, всеобщей компьютеризации, роботизации тяжелых и опасных опе­раций, развития нанотехнологий, мало найдется желаю­щих оспаривать главенствующую роль человеческого фактора, в какой бы то ни было сфере деятельности, в том числе - в военной службе.

   По итогам прошлого года Сибирский округ (ныне - региональное командование) внутренних войск был наз­ван лучшим по основным показателям служебно-боевой деятельности, в том числе и по морально-психологичес­кому обеспечению. Заместителем командующего по ра­боте с личным составом там до недавнего времени был генерал-майор Валерий Новожилов. Человек, обладаю­щий богатым практическим опытом службы в войсках и разносторонними знаниями в военной педагогике, пси­хологии, истории и культуре, наш сегодняшний собесед­ник пригласил нас к разговору об основных проблемах МПО, чтобы сообща, с участием наших читателей разных категорий, что называется, всем миром, попытаться най­ти новые пути решения этих проблем, совершенствовать процесс воспитания личного состава.

   -   Товарищ генерал, прош­лый год был объявлен главно­командующим как год коман­дира, нынешний - как год мо­рально-психологического обес­печения. Тыловики уже погова­ривают, что в следующем году настанет их очередь...

   -   Борис Васильевич, я улавли­ваю ваш несколько ироничный, по-журналистки провокационный вопрос. Дескать, не впадаем ли мы в кампанейщину, во-первых? Не упус­каем ли в этот период другие нап­равления работы, во-вторых?

   - Ничуть! Ведь не перестали же командиры-единоначальники ра­ботать, ударно завершив "свой" 2007 год. Как не сидят сложа руки и войсковые тыловики, технари - солдаты всегда должны быть накормлены, одеты и обуты, техника и вооружение тоже должны обнов­ляться и ремонтироваться, жильё - строиться и вводиться в строй...

   Что касается массовых кампа­ний, так и они приносят свою не­сомненную пользу, если проводятся с умом, творчески. Скажем, прош­лый год на государственном уровне был годом русского языка, годом чтения - разве это плохо? Пусть не всё намеченное где-то осуществи­лось, но в целом авторитет России в мире возрос, в стране стали больше внимания уделять школам, библио­текам, книгоиздательству. Нынеш­ний год в стране - год семьи. Проб­лемы беспризорности, безотцов­щины, неполных семей, детской преступности заставили всех заду­маться, начиная с Правительства России, других госструктур. Кстати, эти проблемы и нас напрямую каса­ются.

   -   Конечно, МПО - сфера дея­тельности всеохватная. Помню, раньше говорили: замполиту до всего должно быть дело...

   -   Да, роль, место, значение за­местителя командира по работе с личным составом - вот что мне и хотелось бы видеть предметом большого, обстоятельного разгово­ра, которому эта наша беседа пусть послужит отправной точкой.

   Офицеров-политработников, получивших специальное военное образование в эпоху СССР, остаётся в войсках всё меньше. Но давайте не будем ностальгировать, "агитиро­вать за советскую власть", резонёр­ствовать. Сегодня мы живём не толь­ко в другом государстве, мы живём в другое время, в других реалиях.

   Вопросы, волнующие всех нас - моих и ваших коллег, - думаю, надо ставить так: "Кого мы берём в замкомандира по работе с личным сос­тавом? С чем этот офицер пойдёт к людям?"

   "Недокомандиры, недоюристы"... Помните, два года назад в жур­нале появилась статья с таким нес­колько эпатирующим, для кого-то даже обидным названием? Но воп­росы-то, по сути, ставились акту­альные, животрепещущие.

   Они и сегодня требуют прис­тального внимания, решения.

   Военные институты выпускают командиров взводов, которые сол­дата не знают и, следовательно, не понимают. Не могут на него влиять, не имеют авторитета. Многие лей­тенанты солдат своих... боятся, ша­рахаются от них. Не знают даже элементарного - биографических данных подчинённых. Вот вам одна из ключевых проблем, о которой надо говорить на всех уровнях, за­интересованно и предметно, - про­фессиональная подготовка офице­ров-политработников.

  -   Политработников?! Вале­рий Юрьевич, оговорка-то зна­ковая!

  -   Да что мы боимся произнести на людях слова "политика", "идео­логия", "политработник"! Слова-то эти полисемантичные, вы же лите­ратор, знаете не хуже меня. Давайте заглянем в словарь русского языка Ожегова, он у меня под рукой. Вот, пожалуйста, одно из значений сло­ва "политика": "образ действий, направленных на достижение чего-нибудь, определяющих отношения с людьми". Это как раз то, что нам нужно - грамотно и целенаправ­ленно прививать офицерам навыки работы с людьми.

   Отношения с людьми - это и есть работа с личным составом. От­ношения эти не вдруг появятся, не по приказу, их надо строить. Сейчас нет пресловутой "партийной ду­бинки", от которой в советские вре­мена за промахи доставалось всем  - и зампотылу, и зампотеху, и меди­ку. Но разве сегодня не надо учи­нять спрос с этих офицеров за сос­тояние воинской дисциплины, за моральный климат в коллективе?

   Все должны работать на общий результат! Именно так ставил воп­рос командующий войсками Сиби­рского регионального командова­ния генерал-лейтенант Александр Викторович Бутин и перед членами военного совета, и в подчинённых частях и соединениях. С безответ­ственностью тоже надо бороться во всех звеньях. Такой стиль работы командования во многом и помог вывести округ в передовые.

   Ни один зам по работе с личным составом, будь он хоть семи пядей во лбу, будь он хоть трижды докто­ром любых наук, никогда не смо­жет донести до солдата "идею о не­обходимости сознательного испол­нения воинского долга", если сол­дат при этом сидит в холодной ка­зарме или карауле (уголь не завезли или система какая-то вышла из строя), в мокрой обуви (её негде просушить или она прохудилась), если он голоден (обед был до отв­ращения невкусным) или болен (некому и нечем лечить)...

   -  Ну понятно, Валерий Юрье­вич, вы моделируете ситуацию с "бедным солдатом", намерен­но, для пущей убедительности сгущая краски...

   -  Да ничуть! Все картинки - с натуры. Захожу в казарму и вижу, что нет полотенец для ног. "Поче­му?" - спрашиваю у зама по тылу. "В стирке", - невозмутимо отвечает тот. - "А вторых, на смену, разве нет?" - "А где написано, что вторые должны быть?" - "А где написано, чтобы солдат оставался без ножно­го полотенца, хотя бы на сутки?" Вот так поговорили.

   Идем в полковой медпункт и смотрим книгу учёта больных. Заболеваний ног - десятки случаев: опрелости, потёртости, грибок... Причина - грязь и сырость. Понят­ное дело, большинство таких боль­ных лечатся амбулаторно, без от­рыва от службы. Теперь представьте такого солдата, стоящего на посту у ядерного объекта. Часовой в мок­рых или рваных ботинках или са­погах, грязных носках или портян­ках: чешет ногу об ногу...

   Останавливаю на плацу другого солдата: "Скажи-ка, сынок, сколько на тебе пар белья?" (Дело в Сибири, зимой). - "Одна". Следом идёт сер­жант. Проверяю. На нём, как и пола­гается, обе пары белья - шагает по морозу и в ус не дует.

   Но в ус не дует и зам по тылу: "На складе всё есть!" - "Так ты склад для ревизоров держишь?" - "А что я, за старшинами должен ходить?"

   Ещё картинка - в солдатской столовой. Смотрю: за обедом пер­вое похлебали, а второе - в сторону. Все как один. "Почему не едите, ре­бята, - спрашиваю, - щами, что ли, наелись?" - "Да невкусно, товарищ генерал, в горло не лезет".

   Иду к поварам. Прошу "насы­пать" порцию второго. Пробую. И что же: мясо на тарелке есть, гарнир есть - а еды нет! "Что-то не очень..." - мягко так поварам намекаю. – «Всё по норме закладываем». – «Да невкусно же» - говорю уже твёрже. - Дома, поди, не так готовите своим деткам - подливочка с лучком, с морковочкой, а?»

   - "Так дома деток двое, а тут..." - "А тут тысяча, - гово­рю, - и все чьи-то сыночки. Сегодня все они - наши. И мы должны их кормить! Если будете плохо кор­мить..." - "Уволите?!" - женщины-повара стали давить на жалость. -"Да, будете плохо кормить солдат -уволим!"

   -  И что же, уволили?

   -  Да, уволили! За непрофессио­нализм, за несоответствие занимае­мой должности. Должность на пер­вый взгляд невысокая, негромкая, а ответственности сколько: тысячи людей кормить - это ли не задача! Кстати, и того нерадивого зама по тылу, о котором я говорил выше, также уволили.

    - Валерий Юрьевич, а вы всегда в своей работе уделяете столь пристальное внимание быту военнослужащих?

   - Конечно, практика моей рабо­ты, и особенно в войсках Сибирс­кого регионального командования, убедила меня в том, что успех в воп­росах совершенствования МПО, особенно в вопросах социальной защиты, достигается только там, где есть совместная слаженная работа командира, всех его заместителей и начальников служб. То есть работа команды единомышленников и единодействующих.

   А если кому-то из должностных лиц кажется, с их точки зрения, что замполиты начинают "лезть не в своё дело", то напоминаю, что при­казом главнокомандующего внут­ренними войсками чётко опреде­лено: "ответственность за действен­ность работы по социальной защи­те военнослужащих, членов их се­мей и гражданского персонала воз­ложить на заместителей командую­щего (командиров, начальников) по работе с личным составом". А од­ной из основных задач этой работы определено "обеспечение личного состава всеми видами довольствия, соблюдение в воинских частях (подразделениях) правил размеще­ния, быта военнослужащих, опреде­лёнными общевоинскими устава­ми".

   - Спору нет: путь к сердцу солдата лежит... Но не хлебом единым жив человек. Валерий Юрьевич, давайте поговорим поподробнее о пище духовной - о проблемах информацион­но-воспитательной, культурно-досуговой работы, о роли обще­ственных организаций. Руково­дящими документами всё вроде бы регламентировано, материально - обеспечено. Опять не работает "человеческий фак­тор"?

   - В первую очередь! Почему-то офицеры, которым пеняем на не­достаточную действенность воспи­тательной работы, ссылаются на вечную нехватку времени и средств. А часы, отведенные на об­щественно-государственную под­готовку? Вот время, которое разба­заривается. Занятия либо проводят не в полном объёме, либо не те офицеры, которым это предписа­но, либо на уровне "толмачей", пе­реводящих с "русского на русский" то, что написано в каком-либо по­собии.

   Согласен: не каждому дано быть искусным педагогом и вдохновен­ным оратором. Но сколько сегодня возможностей помочь такому офи­церу. Учебно-методические комп­лекты по ОГП в ротах, пункты - в батальонах, центры - в полках должны работать. Учебно-матери­альная база - обновляться в соотве­тствии с планами, в духе времени. Инициативные, креативные люди сегодня создают мультимедийные программы для обучения подчи­нённых. Занятие в виде деловой иг­ры - уже не новость. Если компью­теризация сельских школ выдвига­ется задачей дня в масштабах Рос­сии, что ж наши выпускники воен­ных вузов, вне службы продвинутые юзеры Интернета, блогеры и чуть ли не хакеры, в своих подразделе­ниях сидят сложа руки, уповая на доброго дядю, который всё за них сделает?

   -    Вы упомянули сельскую школу, в которой сегодня дети пользуются компьютером. А ведь с нынешней весны призы­вать на службу будут и сельских учителей, и врачей, которые прежде имели отсрочки. Ситуа­ция необычная: с одной сторо­ны, возрастает образователь­ный уровень личного состава, а с другой - служить солдат будет всего-то двенадцать месяцев. Сержанты же будут исключи­тельно из контрактников. Что делать офицерам, обучающим и воспитывающим личный сос­тав, - ломать стереотипы, вно­сить коррективы, подстраи­ваться под ситуацию?

   -    Да, стереотипы надо ломать, коррективы вносить. А под ситуа­цию не подстраиваться, а активно на неё влиять... Мы входим в ситуа­цию, в которой никто из нас не оказывался никогда. Весной уволь­няются в запас те, кто прослужил и два года, и полтора. И те, и другие претендуют на роль пресловутых "старослужащих". При этом в ка­зарму придут новобранцы, кому служить теперь всего год. Три при­зыва вместе! Те самые сельские учи­теля, врачи, а ещё другие выпускни­ки вузов и техникумов. Если они окажутся по возрасту старше, рети­вые двадцатилетние "деды" могут их спросить с дерзким вызовом: "Как ты до сих пор отмазывался от службы, салага?"

   Сумеет ли сержант-контрактник разрулить ситуацию, знания и жиз­ненный опыт одних, казарменный стаж других направить в мирное русло? За решение этих вопросов мы ведь не попросим ответить за­конодателей, наши офицеры будут отвечать.

   Работать мы должны с учётом того, что наш личный состав - лич­ности, люди со сформировавшими­ся убеждениями. Их надо понять. Надо помочь им отслужить, как на­до, и вернуться. По возможности -помочь определиться в жизни. По­мочь преодолеть социальную рас­терянность.

   В обществе идут процессы, кото­рые, естественно, отражаются и на состоянии морального климата в воинских коллективах. Мы вот ска­зали, что растёт образовательный уровень нашего личного состава

(не следствие ли это того, что число вузов всяких -разных тоже вырос­ло?). Но растёт и расслоение обще­ства. Дети высокопоставленных чи­новников, людей состоятельных не служат и служить не будут. Призы­ваются парни из неполных семей, в которых отсутствовало мужское воспитание. Для нас это означает отсутствие у них положительной мотивации на воинскую службу.

   Почему растёт (и в войсках, и в стране) число самоубийств? Одоле­вает безысходность. Зачастую бе­зысходность либо кажущаяся, либо вполне преодолимая.

   Два недавних происшествия слу­жат примерами, ярче, простите, горше которых не бывает. Мать од­на воспитывала (уж как могла) двух сыновей. Один из них и был солда­том в нашем соединении. Службой, как теперь выясняется, тяготился с первых же дней. Мучился из-за пло­хого зрения (где были врачи военкоматовские?). Сторонился сослу­живцев. Рассказывают в казарме анекдот - все смеются, а он - нет. Нелюдимость, замкнутость парня никому из офицеров странными не показались. Офицеры не насторо­жились. Почему? Страшно далеки они от солдата... А солдат... ушёл из жизни - суицид.

   Второе ЧП. Назанимал солдат денег... на лечение больной матери. Поняв, что долг никак не отдать, покончил с собой. И в эту ситуацию никто не вник, никто парню не объяснил по-умному, по-доброму, по-человечески: мать скорее в гроб ляжет, узнав, что с сыном случи­лось...

   -   А наш новый институт пси­хологов хоть как-то влияет на моральный климат в подразде­лении?

   -      Вы имеете в виду штатных психологов? Их тоже надо готовить в вузах, учить на практике. Анкети­рование, анализ соцопросов, разра­ботка методик - одно, а работа с живыми людьми, выполнение ря­дом с ними служебно-боевых задач - иное. Среди таких специалистов у нас много женщин, окончивших, в лучшем случае, педагогический институт. Они не должны быть просто офицерами в юбках. Кто-то из них должен подойти к солдату по-матерински, кто-то - по-сестри­нски. Они должны помогать в нала­живании гарнизонного быта, в про­ведении досуга.

   Но учтите: штатный психолог, в лучшем случае, один на батальон. Он едва ли проникнет, как принято говорить, в тайники души каждого солдата. Психологической адапта­ции солдата (да и молодого офице­ра) должны помогать и командиры, и старшие товарищи, и обществен­ность войсковая. Причем надо всех приучить, чтобы не ждали, когда гром грянет, когда припечёт, когда проверка приедет. Надо действо­вать, проявлять инициативу.

   -   Многие ёрничают: "Иници­атива наказуема! В армии ведь как: предлагаешь - выполняй!" А ведь именно творческая ини­циатива - тот фермент, кото­рый и художественную самоде­ятельность в роте взбодрит, и общественные организации на общее дело с подвигнет. Жизнь веселее будет.

   - Конечно! А скептики всегда появляются, когда люди деятельные что-то новое, интересное предлага­ют.

   Помню, как мы проводили пер­вый смотр авторской песни в войс­ках. Тоже ведь многие сомневались - сумеем ли, потянем ли? Сумели. И заключительный концерт провели, и аудиокассеты с песнями лауреа­тов выпустили немалым тиражом. Больше десяти лет этим занимаемся - всем нравится это дело. Год от го­да нарабатывается опыт проведе­ния благотворительных акций для семей наших военнослужащих, по­гибших в ходе боевых действий. Для старших школьников устраива­ются дни призывника, с нашим участием проходят военно-спор­тивные мероприятия, подобные иг­ре "Зарница".

   Клубы и библиотеки наши не должны пустовать. Книжные фонды пополняются, а вот читальные залы пустуют. И здесь многое зависит от "бойцов культурного фронта". Как-то спрашиваю библиотекаря, не во­еннослужащую, между прочим, женщину, но с опытом, со специ­альным образованием: "Плохо сол­даты идут в библиотеку?" - "А я их не жду - сама в роту иду. Несу новые книги, журналы, провожу обзоры. Замполитов шевелить надо".  Эта женщина для воспитания сол­дат, для поднятия их культуры, расши­рения кругозора делает больше, чем иной зам по работе с личным соста­вом. Она знает, что нужно солдату.  Увы, такого вот знания не хвата­ет многим другим должностным лицам, которых по этой причине не могу назвать профессионалами.

   Валерий Юрьевич, чувствуете, в ходе нашей бесе­ды возникают всё новые и но­вые вопросы. Так, состояние воинской дисциплины в неко­торых частях и подразделени­ях, качественный отбор и под­готовка военнослужащих по контракту для замещения должностей младших команди­ров требуют серьёзного обсуж­дения. Едва ли не каждую из проблем можно развернуть в публицистическое эссе или в научный трактат. С ходу нам ни того ни другого не сотворить, даже при всём нашем обоюд­ном желании. Прежде чем поб­лагодарить вас за внимание к войсковому журналу и наме­тить темы будущих публика­ций, разрешите спросить: чего вы ждёте от года МПО во внут­ренних войсках?

   - Мы все ждём повышения каче­ства выполнения служебно-боевых задач, укрепления воинской дис­циплины. Для их оценки существу­ют определённые критерии, конк­ретные цифры.

   А как измерить моральный дух, патриотизм, самоотверженность?!

   Эти качества не могут быть отражены в каких-то схемах, графи­ках - очерченного предела им нет. Стало быть, работа с личным соста­вом, которой мы с вами занимаем­ся, должна быть всегда духоподъемной, самоотверженной.

   А что касается незаданных се­годня вопросов, считаю, что не только мы с вами их знаем или предвидим, но и офицеры подраз­делений, работающие с личным составом, как говорится, напрямую. Жизнь каждый день ставит перед нами новые и новые вопросы. Офи­цер должен на эти вопросы отве­чать и словом, и делом, отвечать своевременно, не дожидаясь, чтобы они переросли в болезненную и не­разрешимую проблему.

 

Беседовал Борис КАРПОВ, полковник запаса, военный обозреватель

Фото из архива редакции